Интервью с Алексеем Када: «Коррупция – это вирус, который поражает организацию»

Отправить на почту Распечатать Сохранить
Алексей Када, Директор ТНК-BP по закупкам и материально-техническим ресурсам, сравнивает коррупцию в организациях с вирусом в теле человека и рассказывает о мерах, которые принимаются в его компании для ее предотвращения.

in2.jpgДиректор компании ТНК-BP по закупкам и материально-техническим ресурсам*. Алексей в течение восьми лет занимал руководящие должности в закупках в ТНК-ВР, до этого работал в этой сфере в ЕвразХолдинге и Русском Аллюминии.

*должность указана на момент интервью

Сравнивая мой прошлый опыт работы в вертикально интегрированных металлургических компаниях и работу в «ТНК-BP» сейчас, могу сказать, что ранее у нас, в принципе не было полноценного диалога о коррупции ни на уровне руководства, ни на уровне исполнителей. Это сильно отличает компанию «ТНК-BP», где тема коррупции звучит практически везде. Моя область деятельности – это закупки МТР. Ежегодно компания покупает МТР и услуг на 7,5 миллиардов USD, мы работаем примерно с 4000 контрагентов в шести регионах и заключаем порядка 15000 договоров. Поэтому речь пойдет о коррупции в закупках.

Что такое коррупция? Мое собственная аллегория коррупции – это вирус, который поражает организацию. Многие вирусы, как правило, неизлечимы, поэтому основная задача для любой компании – это, прежде всего, профилактика вирусных заболеваний. В «ТНК-BP» был взят за основу UK Bribery Act и принята абсолютно нулевая толерантность к коррупционной составляющей во всех аспектах.

Как предотвратить проникновение вируса в организм организации, иными словами, в чем профилактика заболевания? Разумеется, многие процедуры не могут полностью предотвратить риск коррупции, однако помогают его значительно минимизировать. Если говорить о практических мерах, то я бы выделил четыре составляющие: правильные процессы и системы, обучение, правильные коммуникации, как внутри компании, так и извне, и наконец, принцип «знай своего партнера – того, с кем работаешь».

Следующий аспект – это выявление вирусов, то есть процедуры внутреннего контроля и аудита, расследования службы безопасности, системное информирование о нарушениях. Если вирус все-таки попал в организм, то кардинальное лечение – это, разумеется, дисциплинарные меры, а также внесение изменений в «профилактическую составляющую» - корректировка процедур и донастройка IT-систем.

Одним из действенных способов максимально снизить коррупционные риски в области закупок, является автоматизация процесса, что позволяет устранить так называемый «человеческий фактор» и максимально повысить прозрачность процесса закупки. Этому направлению в компании уделяется серьезное внимание. По закупкам МТР весь закупочный цикл, начиная от момента формирования потребности в закупке и заканчивая оплатой контрагенту, в ТНК-ВР автоматизирован. Практически все тендеры проводятся в электронном виде в системе SAP SRM. Кроме того, мы ввели электронную предквалификацию, которая едина во всей компании, действует для всех регионов, а ее результаты публикуются на сайте для контрагентов. Тот,кто предквалифицирован в одном регионе, автоматически будет допущен для работы и в другом, то есть ему не надо уже преодолевать этот барьер.

Наконец, ключевое ноу-хау компании – организация нормального делового диалога с рынком и обратной связи как по конкретным бизнес-кейсам в части предквалификации и выбора контрагента, так и в части системных улучшений в процессе контрактования. С конца 2010 года мы внедрили три инструмента: региональные советы, конфликтные комиссии, а также ежегодный слет поставщиков и подрядчиков.

Было создано шесть региональных советов, которые собираются на полугодовой или квартальной основе и обсуждают, что может компания сделать для того, чтобы улучшить прозрачность с точки зрения контрактования.

Второй инструмент – это конфликтные комиссии, которые работают с жалобами наших бизнес-партнеров. Если контрагент считает, что его незаслуженно не допустили к участию в тендере, то он может обратиться в этот институт, который полностью независим от бизнеса. В комиссию входят независимые подразделения – служба безопасности и юридическая служба, например. Если контрагент прав, то компания предпримет меры для того, чтобы исправить ситуацию, вплоть до компенсации убытков компании-контрагенту.

И наконец, слет поставщиков и подрядчиков, который проводится ежегодно, начиная с 2010 года, как правило, в сентябре, перед заявочной компанией. В рамках этого мероприятия высшее руководство компании рассказывает, какие произошли изменения в области политики закупок, получает обратную связь и оценку произошедших изменений со стороны контрагентов, проводит опросы.

«У нас в компании существует матрица, которая наделяет сотрудника, в зависимости от должности, соответствующими финансовыми полномочиями. Кроме того, для ускорения принятия решений и максимального снижения «бюрократической нагрузки» внедрен упрощенный закупочный процесс, исключающий некоторые элементы стандартного закупочного цикла»

Одним из важных инструментов, которые использует «ТНК-BP» в своей деятельности для обеспечения максимальной прозрачности принимаемых решений — это делегирование полномочий. Во многих компаниях есть процедуры по принятию решений в области закупок, например, тендерные комитеты, которые якобы принимают решения, тем самым делая процесс непонятным и непрозрачным. Сейчас у нас любое решение о сделке принимает конкретное лицо, которое наделено соответствующими финансовыми полномочиями и несет полную ответственность за свои действия, а все решения коллегиальных органов носят рекомендательный характер.

У нас в компании существует матрица, которая наделяет сотрудника, в зависимости от должности, соответствующими финансовыми полномочиями. Кроме того, для ускорения принятия решений и максимального снижения «бюрократической нагрузки» внедрен упрощенный закупочный процесс, исключающий некоторые элементы стандартного закупочного цикла (например, разработку стратегии или вынесение вопроса для рекомендации на Договорную комиссию), если речь идет о некритичных и низкостоимостных сделках, например.

Важную роль играют этические нормы, в компании достаточно давно действует корпоративный стандарт, одним из ключевых элементов которого является декларация конфликта интересов. В 2011 году произошли серьезные изменения по этому пункту, был расширен перечень людей, на которых распространяется конфликт интересов. Если раньше это касалось только близких родственников, то сейчас это понятие включает, скажем, бабушек и дедушек, двоюродных братьев и сестер. К тому же сейчас решение о наличии или отсутствии конфликта интересов принимает главный финансовый директор.

В середине 2011 года компания установила факт аффилированности подрядчиков как между собой, так и с отдельными сотрудниками компании, в результате были фиктивные тендеры и мнимая конкуренция. По итогам проведенного расследования компания уволила 13 сотрудников, включая двух топ-менеджеров. Все отношения с компанией, в которой был установлен данный факт, прерваны. Оборот с этой компанией был порядка 600 миллионов долларов.

Если говорить об обратной связи и эффективных действиях по борьбе с коррупцией в «ТНК-BP», то мы провели опрос на слете 15 сентября 2011 г. На вопрос, действуют ли сотрудники компании честно и добросовестно по отношению к нашим поставщикам и подрядчикам, 70% участников ответили «да». Кроме того, 60% положительно оценили действия руководства, направленные на предотвращение заинтересованности сотрудников.

Еще раз подчеркну, что мы не работаем с контрагентами, которые идут на сговор с нечистоплотными менеджерами, и прекращаем отношения с сотрудниками, которые замалчивают факты аффилированности. Мы дисквалифицируем поставщиков, которые предоставляют искаженную информацию.



Наши публикации и исследования