Не по инструкции: почему из двоечников получаются отличные предприниматели

Отправить на почту Распечатать Сохранить

Что отличает успешных предпринимателей?

Они готовы к постоянным экспериментам, не боятся провалов и критики и везде ищут возможности реализовать свои идеи. Почему же число предпринимателей в России по сравнению с западными странами по-прежнему крайне мало?

В новой статье для Forbes Russia, партнер Ward Howell Сергей Сиротенко, эксперт по СТЕМ-образованию Наргиз Асадова и фуд-предприниматель Иван Сидорок поделятся своими размышлениями о несовершенствах российской системы образования, драйверах личностного роста и возможностях для развития культуры предпринимательства в России

Многие участники списка Forbes признаются, что в школе учились не очень хорошо, но это не помешало им создать успешный бизнес. Кажется, система построена так, чтобы растить людей, которые, будучи частью корпорации, отлично проявляют себя в найме, но не готовы рисковать и придумывать проекты с нуля. Почему так происходит, рассказывает фуд-предприниматель и венчурный инвестор Иван Сидорок
SHARES

Наше образование не растит из детей предпринимателей, скорее наоборот

Современное образование — это система, которая сложилась еще в 1960-х годах, оно нацелено на то, чтобы выпускать из школы стандартных работников промышленного производства, а значит, учит послушанию и действиям по инструкции. Сегодня это довольно очевидно для многих крупнейших работодателей, заинтересованных в найме «незаинструктированных» людей с нетривиальными способностями. Еще два года назад более пятнадцати международных корпораций, среди которых Google, EY (в Британии), Whole Foods, Hilton, Apple, Starbucks, объявили о том, что больше не спрашивают диплом при приеме на работу. «Люди, которые не получили полноценного системного образования, но при этом добились успехов в жизни, абсолютно выдающиеся. Наша задача — сделать все возможное, чтобы их разыскать», — говорит в одном из интервью бывший вице-президент Google по персоналу Ласло Бок. 

Учитель в классической парадигме — непререкаемый авторитет, с высоты своего опыта сообщающий ученикам непреложные истины. Чтобы стать отличником, достаточно удовлетворить учителя — не только выучивая материал, но и соизмеряя свои лидерские амбиции с его ожиданиями. Что же касается двоечников и троечников, то тут ситуация другая. Во-первых, и они бывают разными. Есть так называемые клинические двоечники — они просто не способны усваивать материал и редко бывают успешны. А есть двоечники убежденные — они обладают врожденными лидерскими качествами, четко знают, чего хотят или не хотят. Такие люди не стесняются противиться общественному давлению, поэтому не занимаются не интересными им предметами. Представьте себе уровень давления на них — они не подчиняются системе, сталкиваясь с постоянным порицанием и в школе, и в семье. Однако это умение действовать вопреки очень хорошо оттачивает и закаляет характер и подсвечивает тех, кто способен противостоять повышенному давлению обстоятельств и социума. 

Они готовы к провалам 

Среди архаичных практик современных образовательных систем, которые особенно отталкивают, сооснователь Московской школы профессиональной филантропии, финансист Ян Яновский называет отсутствие права на ошибку. «Желание что-то попробовать убивается страхом получить неудовлетворительную оценку — и дальше эта ошибка живет с тобой всю жизнь. Любое образовательное учреждение должно быть песочницей, где ты можешь протестировать свои идеи, не боясь порицания», — уверен Яновский. 

Действительно, наша школа — это чаще всего институт, который формирует послушных роботов-людей. Они умеют действовать в рамках стереотипов и признают власть неких авторитетов. Конечно, одно лишь умение вставать поперек системы вовсе не означает, что любой двоечник станет великим. Откровенно говоря, вероятность небольшая. Очень невелик процент из всех школьных двоечников-троечников тех, кто получает низкие оценки не из-за собственного разгильдяйства, а потому что увлеченно строит собственный мир. Причем доля троечников среди успешных людей выше, чем доля двоечников: как правило, троечники имеют неплохую успеваемость по одному-двум предметам и фокусируются на них, не распыляясь. Это, кстати, важное качество успешного человека — талант фокусироваться, когда можешь взять свою тему и копать ее, грызть, не считая количество неудач, а остальное отрезать. 

 
Я не изобретал лампочку 10 000 раз, я просто 10 000 раз понял, как это не будет работать.
Томас Эдисон

Конечно, не все двоечники могут стать успешными и далеко не все отличники должны поставить на себе крест как предприниматели. Но статистика говорит о том, что убежденные троечники, те, кто имеет четкий фокус интереса, умеет выбирать то, что получается хорошо и к чему лежит душа, хорошо фокусируется и отсекает ненужное, невзирая на давление общества, могут стать отличными предпринимателями. 

Подростковый бунт как базис для развития предпринимательства

Рождение самостоятельности может произойти, к сожалению, только через конфликт. Чаще всего с родителями. Затем со всеми традиционными ценностями, в число которых попадает и школа. Это способ подростков оторваться от родительского подола, в этом нет логики, есть только тяга к изобретению велосипеда. Только осознавая свою автономность, ребенок учится существовать в этом мире через отдаление и поиск других ресурсов — помимо семьи. Поэтому бунт часто распространяется на школу, на образование, на все то, что выбрано родителями. Именно поэтому подростки часто бросают спорт, учебу, меняют вектор карьерного развития, воюют с родителями. Базовая история, которая за этим стоит, — взросление. 

Обычные «середнячки» Генри Форд, Билл Гейтс, Уинстон Черчилль, Дональд Трамп, Стив Джобс профильных дипломов не получали, зато в полной мере проявили свой бунтарский дух, отказавшись от традиционного карьерного пути. Среди российских бизнесменов тоже немало бунтарей. Основатель «Связного» Максим Ноготков решил сосредоточиться на собственном бизнесе, так и не окончив факультета информатики и систем управления МГТУ им. Баумана. Бывший студент Ленинградского горного института, предприниматель Олег Тиньков, будучи третьекурсником, поступил похожим образом, бросив учебу и посвятив большую часть своего времени бизнесу. Бизнесмен Роман Абрамович бросил Ухтинский индустриальный институт на третьем курсе и больше нигде никогда учился. Основателя арт-студии и предпринимателя Артемия Лебедева отчислили с журфака МГУ на втором курсе. Отсутствие высшего образования у этих людей не означает, что они не владеют профессией, зато говорит об их приоритетах — и те расставлены явно не в пользу студенческой скамьи.  

В каком-то смысле восстание против правил может стать отличным драйвером для развития предпринимательского начала. Потому что именно неудовлетворенность бытием способствует прогрессу и даже необходима, чтобы изобрести что-то новое. У подростков важную роль играет творческий интерес — не менять существующее, а что-то придумать, синтезировать из того, что он уже слышал или видел. Признак того, что еще в голове не все стереотипизировалось. Из недавних наблюдений: взрослые считают, что батончик — замешанная масса, однородная или слоями, но при укусе вкус в любом случае получается одинаковым. А ребенок придумал другую идею: а что, если при каждом укусе вкус батончика будет меняться? Мысль вроде простая, но во взрослой голове она не может появиться. Мне в голову такое никогда не приходило — это же здорово, когда первый укус у тебя банановый, второй ванильный, третий еще какой-то. У детей и подростков мозг способен делать новые внутренние композиции, у них нет внутреннего критика, который стереотипно отсекает нестандартные варианты. Такая способность чаще встречается не у отличников — последние слишком заточены нашей системой на успешное повторение заданных алгоритмов. А вот троечники не зашорены, у них есть богатый творческий потенциал. 


Сергей Сиротенко, партнер Ward Howell, ведущий развивающих программ в INSEAD:

Синдром недоучки может быть совершенно атомным драйвером роста. Если представить лидера как айсберг, то есть надводная часть — то, что видно другим, и самая большая — под водой, ее не видно. Мы это называем внутренним театром лидера. Там может сжиматься какая-то пружинка — и дальше лидер начинает действовать с мощностью ядерного реактора. Такой пружинкой могут быть детские травмы, болезненные провалы (те же двойки), другие детские проблемы. Этот паттерн мы называем среди коллег в INSEAD — неуверенный в себе достигатор. При этом из глубинной неуверенности может вырасти сильнейшее желание доказать себе и другим — я могу. Вы мне поставили двойку, помните? Ну а теперь смотрите, что я могу на самом деле. 


Про подобный скрытый плюс недоучек отлично говорит моя коллега Лиз Вайсман, автор книги Rookie Advantage («Преимущества двоечников»). Такой человек — вечный новичок, который комплексует, что он не отличник, от этого он больше открыт  новым идеям, не боится задавать глупые вопросы и экспериментировать, что позволяет быстрее учиться и расти.
И как нет ребенка без матери, так и нет лидерства без контекста. Контекст, в котором мы находимся сейчас, требует постоянного переобучения, корпоративные университеты компаний давно опустили руки и  не ждут подвигов от традиционной системы образования — они сами переучивают людей. Поскольку сейчас никто не знает, какие профессии будут востребованы, сам факт, двоечник ты или троечник, уже никому не важен, ведь классическая система образования не успевает за изменениями. 


Даже в Китае фокус школьного образования и лидерских практик смещается на критическое мышление, оригинальность и креативность, а это мощнейшая экономика мира, которая построила свой успех совершенно на другом — она прежде всего была хороша идеальным исполнением и копированием, а новые идеи они черпали извне. Сейчас и китайцы пришли к тому, что надо учиться креативить самим — иначе и они не будут поспевать за интенсивным темпом изменений. Тем более сейчас, когда схлопывается глобализация и надо искать ресурсы для роста внутри страны. 

Читайте полную версию статьи по ссылке: https://clck.ru/RGGoT





Наши публикации и исследования